Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 11 мар 2017, 21:34

Воспоминания побывавшего в ад
Автор Павел Марецкий, опубликовано на http://www.istpravda.ru/bel/research/1929/
В ХХ веке жителям Беларуси пришлось пройти через страшные испытания. Войны, революции, смена властей. Все это разрушало сложившийся веками уклад жизни белорусского крестьянства. В этой статье я хотел бы рассказать о судьбе моего отца, которому пришлось пройти через страшные испытания.
Обычная крестьянская семья
Марецкий Чеслав Витальевич, родился 5 мая 1931 года в деревне Рожки, Виленского воеводства, ІІ Речи Посполитой. Семья была по деревенским меркам небольшая: отец (мой дед) Виталий Францевич, бабушка Анна Семёновна и дочь Елена.
В Рожках, часть деревни, где жила семья, так и называли «Марэцкаўшчына». Марецкие жили там ещё с XVIII века. К примеру, в актах Виленского Магистрата 1756 года фигурируют проживавшие в Рожках: боярин Якуб Мерецкий с сыном Георгием, а также боярин Бартоломей Мерецкий с братом Теодором и боярин Янко Мерецким с сыном Георгием.
С начала ХІХ века фамилия приобрела современное звучание - Марецкие.
Деревенские звали деда Виталюсь, а дети почтительно «тата». Виталий любил детей, мастерил для них игрушки, а когда на посиделки к ним в избу прибегала соседская ребятня, дед рассказывал им различные истории. Бабушка Анна была из семьи сельского «солтыса» Апановича из Мохович. Детей в семье было много, но одни хлопцы. А когда родилась девочка, то ее решили назвать Анной.
Так вот и жили пока не началась Вторая Мировая. 17 сентября 1939 года в Западную Беларусь вошли советские войска и «освободили» моих родственников от земли, лошадей и прочего имущества. В одночасье все стали равны. А пьяницы и лодыри стали уважаемыми людьми. Они ведь пролетариат и угнетаемое панами крестьянство. А кто работал на земле не покладая рук, и трудом своим стал крепким хозяином, стали вдруг именоваться «панами-кровопийцами».
Война
Через два года, в июне 41-го Гитлер напал на Советский Союз и власть снова сменилась. Вскоре появились полицаи в чёрной форме, а в лесах завелись партизаны. В деревню «лесные мстители» наведывались по ночам. Вот так и жили днём одна власть, ночью другая.

Из рассказов отца, запомнился случай, когда партизаны попытались расстрелять моего деда. Как то в деревню наведались партизанские соколы. Нашли немного выпивки и закуски, но показалось мало. Где взять? У Витольда Марецкого. Пошли к нему. Но дед не испугался визитеров и сказал: «У меня ничего нет. Идите отсюда». Партизаны, хлопцы «боевые», тут же вывели деда из дому, ударами прикладов поставили на колени, у стены дома. Первая очередь прошла над головой. «Анна, детей спасай, Чесь, Лена убегайте», - успел крикнуть дед Виталий, глядя смерти в лицо.


Анна упала без чувств, Елена, рыдала глядя на отца и лежащую мать. Но тут произошло чудо. Кто-то из партизан видимо осознал, что сейчас произойдет страшное, остановил своих товарищей. Вскоре «гости из леса» ушли.

Летом 1943 года во время блокады партизанской зоны каратели, окружив деревню, стали выгонять жителей из домов… Деревня горела, выли в огне привязанные собаки, ревели коровы и телята. Огнемётчики последовательно поджигали строение за строением.
Избитых, согнанных мужчин, женщин, стариков и детей, построили в колонну и под охраной повели по дороге в сторону деревни Черняты. Крестьяне рыдали, видя, как горят их избы, сараи.
Не доходя до Чернят, мужчинам выдали лопаты и приказали копать яму. Женщины, дети, старики плакали. Все поняли, что это значит. Но судьба сжалилась над ними. Через полчаса на дороге показался немецкий автомобиль. Из него вышел солдат и передал какой то конверт старшему из немецких офицеров.

Вскоре немцы приказали мужчинам сдать лопаты и построиться в колонну. Испуганных белорусских крестьян погнали на железнодорожную станцию посёлка Лынтупы. Там их уже ждали грузовые вагоны.

Лагерь

Мой дед, его жена и дети, как впрочем, и другие несчастные, вывезенные из Беларуси, не знали, куда их везут. Даже на остановках двери вагонов не открывали. Не кормили и не поили, в туалет не пускали. Женщины отгородили угол вагона тряпкой, и там справляли естественные надобности. Запах стоял ужасный. Ехали долго, и когда по прибытии во Франкфурт-на-Майне открыли двери вагона, то многие потеряли сознание от чистого воздуха.


На станции из вагонов стали выгружать умерших. В основном это были старики и маленькие дети. Затем белорусских крестьян построили в колонну и погнали в лагерь, находившийся в населённом пункте Шванхайм. По прибытии всех построили, проверили поимённо и по очереди направляли в административный барак, где каждого фотографировали.

Сделав фотографию, узник переходил к «парикмахеру», который подстригал под «ноль». В следующем помещении раздевались и попадали в баню, где людей осматривал санитар и затем отправлял «в душ», который представлял из себя струю холодной воды их шланга.

На выходе несчастные получали комплект одежды: куртку, штаны, берет серого цвета и деревянные колодки на ноги. Одежда была без карманов и одинаковая для мужчин и женщин. На левой стороне робы была пришита матерчатая бирка белого цвета размером примерно 15 на 15 см, с надписью «OST». Позже нашивку «OST», заменили нашивкой с изображением колоса.

Немцы разделяли узников по национальностям и странам. Бараки были каменные, нары деревянные трехъярусные, лагерь был обнесен каменным забором с колючей проволокой поверху, и смотровыми вышками.

Заключенных выгоняли на работы в город Франкфурт-на-Майне. В основном приходилось разбирать завалы после бомбёжек. Узников также привлекали для выноса трупов, найденных в разрушенных домах и на расчистку улиц.

Вывезенные в Германию белорусские крестьяне работали и на расчистке руин сахарного завода. Это здание подверглось массированной бомбардировке английской авиации и белорусских детей привлекали к тушению горящего сахара. Для этого на лицо наматывалась мокрая ткань, и ребята, оказавшись в дымящихся бункерах – подвалах, переворачивали сахар, не давая ему тлеть.
Во время разборки завалов зданий мой отец работал рядом с командой заключённых из Польши. Все они были избиты, многие после ранений, покалеченные. Несмотря на это, их заставляли работать со всеми. Польские узники были одеты в такую же одежду как и у депортированных из Беларуси, только на груди была буква «Р». Говорили, что это были пленные, захваченные после восстания в Варшаве в 1944-м.

Видел отец и французских пленных. Они были в военной форме. Однажды, во время разборки завалов в пригороде Франкфурта-на-Майне команда французов подорвалась на неразорвавшейся бомбе. Трупы разбросало по всем развалинам. Эти несчастные так и пролежали до конца рабочего дня.

Учёт у немцев был хорошо поставлен. Это факт помог выжить моему деду Виталию. Во время работ нацисты вывели его из колонны, и, поставив на спор между задними бортами грузовых автомобилей, начали медленно съезжаться. Виталия начало сдавливать, изо рта потекла кровь, он потерял сознание. Отец с матерью и сестрой, стоя в колоне и видя этот ужас, плакали, но не могли ничего сделать.

Вскоре подбежал конвоир начал кричать и ругаться, и грузовики остановились, затем разъехались. Дед упал на залитую кровью землю. Он был жив, дышал. Погрузив его на одну из машин, охрана отвезла несчастного в госпиталь. Это была не жалость или сострадание. Просто в тот день бомбёжек не было, и списать на них погибшего просто не получилось бы. Вскоре Виталия вернули в лагерь. Последствия тех издевательств сильно подорвали его здоровье.

Ближе к концу войны, заключённых лагеря заставляли копать противотанковые рвы, и строить заграждения из вкопанных под углом толстых брёвен. Работали все, кто мог двигаться. Заключенных охраняла и конвоировала военная полиция.

Эти изверги били несчастных узников по любому поводу: за нерасторопность, за то, что не делали норму, за плохое знание языка, и просто от злобы, мстя за своих погибших на восточном фронте. Отец рассказывал, что за ответ на польском или белорусском языках сразу били дубинкой по голове.

С лета 1943-го до освобождения в 1945-м, люди не мылись. Измождённые узники, шатаясь от побоев, голода и холода, всё ещё жили. У каждого на поясе висела консервная банка, в неё наливали 150-200 граммов баланды из кормовой редьки и давали 100 граммовый кусок хлеба с опилками. Когда «суп» съедался, в банку наливали черпак кипятка.
Моя тётя Елена во время разборки разрушенного дома нашла целую керамическую кружку. Девушка оставила её себе. Все же лучше, чем банка из под консервов. По прибытии в лагерь заключённых досмотрели и нашли кружку. Елену избили, посадили в карцер и сказали, что повесят за мародёрство. Но и тут Бог помог. Она осталась жить, отсидев в карцере положенный срок.

Курить отец начал через несколько месяцев заключения. Узники собирали листву с деревьев, траву и курили. Курили все: мужчины и подростки. Считалось, что дым убирает голод. Взрослые мужчины без табака сильно мучились. Они были готовы отдать все ради окурка.

Когда колонну гнали по городу, то некоторые жители немецких городов специально оставляли на пути следования куски хлеба, большие окурки и даже целые сигареты. Кормить заключённых запрещалось, а так, лежит на земле сигарета, ну и бог с ней.


Освобождение

Когда немецкие войска начали отступать, лагерное начальство получило команду, гнать заключённых на другую сторону реки Майн. К тому времени, многие узники неплохо знали немецкий язык. Да и как не выучишь этот язык, когда за его не знание администрация лагеря жестоко избивала. Научились даже ругаться по-немецки.

Вскоре по лагерю прошёл слух, что заключённых будут гнать рядом с армейской колонной, образовав, таким образом, живой щит от налетов авиации. Белорусских крестьян построили и погнали на запад. В одну из ночных бомбёжек, во время неразберихи семья Марецких сумела сбежать и спряталась в поле, в заросшей кустами канаве.

Больше суток без еды и воды они пролежали в своём убежище. Всё время по дороге шли немецкие войска, а со стороны Франкфурта на Майне доносилась канонада. Ночью к ним прокрался местный житель и попросил уйти с его земли, так, как выдавать полиции он их не захотел, но понимал, что если беглецов найдут на его поле, то и его расстреляют вместе с ними. У деда не было выбора, и он сказал, что на рассвете уйдут.

Но к утру движение на дороге затихло. Тишина настораживала. На рассвете послышался гул автомобильных моторов. Снова «немчура проклятая» подумали прятавшиеся в кустах крестьяне. Впрочем, звуки двигавшейся техники отличались от звуков, издаваемых немецкими машинами. Осмелев, дед выглянул из схрона и увидел, что форма у солдат не немецкая.
Понаблюдав ещё немного, семья Марецких выбралась из укрытия и пошла к дороге. Не обращая внимания на них, по дороге продвигались колонны войск. Странно, на машинах были большие звезды. Но это были не русские. Оказалось, что семья Марецких «повстречала» колонну американских войск. Одна машина остановилась, солдаты, увидев, что это узники из лагеря, накормили несчастных.

Среди «янки» оказался солдат говорящий по-польски. Он объяснил, что бывшим узникам нужно вернуться к месту расположения своих мест заключения. По его словам, там уже работал Красный Крест и его специалисты встретят бывших узников и позаботиться о них. Это было 11-12 мая 1945 года.

Семья Марецких пошла навстречу наступающим американским войскам в сторону Франкфурта-на-Майне. Мосты на реке были взорваны, и людям пришлось переправлятся по обломкам мостовых ферм. Так мои родственники добрались в «свой лагерь», где пробыли около месяца. Народ ликовал. Но была и печальная сторона: голодные люди, сбив замки о складов, набрасывались на продовольствие, пытаясь съесть всё сразу, и умирали. В одном из складов нашли спирт и все кто выпил - умерли. Молодой парень лет 17 развлекаясь, бросал немецкие гранаты с длинной ручкой через каменную высокую ограду на кладбище, где взрываясь, осколки улетали вверх, срезая молодые берёзки. Но одна граната срикошетив о ствол дерева, отлетела назад и упала у ног бросавшего. Взорвался ящик с боеприпасами. Погибли все, кто стоял рядом. И таких историй было много.

Немцы боялись возмездия, они прятались, старались не встречаться с бывшими заключёнными. Почти все взрослые, после освобождения имели оружие.
Жителей Западной Беларуси американская администрация направляла в лагерь Дармштадт, где Американский Красный Крест их регистрировал, выдавал одежду, продукты, проводил медицинское обследование и лечение. В лагере была открыта школа «Obóz Polski «Lwów» Darmstad» имени Адама Мицкевича, где отец и обучался. Детей откормили и подлечили. Американские солдаты угощали бывших малолетних узников конфетами и жвачкой. Дети часто приходили к ним в казарму.

Впечатляло, что карабины стояли в пирамидах, а дежурный солдат, позволял рассматривать их. Столовая всегда была открыта для детей. Отец впервые увидел чернокожего солдата. Тот на джипе на спор, пытался въехать на железнодорожную насыпь. Машина буксовала, и американец смеялся, словно ребенок. Представители Красного Креста объявили, что все бывшие заключённые фашистских лагерей могут сами выбрать страну для дальнейшего проживания.

Бывших польских граждан из Западной Беларуси, приглашали переехать в Польшу, где им предоставлялся жилой дом или квартира с имуществом и гражданство. Люди, помнившие как жилось при Польше, задумывались. Во время «первых советов» с 1939 по 1941 г. они сполна насытились сталинской властью. Сотрудники Красного Креста подсказали, если не понравиться на новом месте, вернём в Советский Союз. Многие решились ехать в «народную» Польшу. Среди них была и семья Марецких.
Жителей Западной Беларуси привезли на земли, ранее заселённые немцами, но отошедшие после войны к Польше. По прибытии дали ордер на квартиру, находящуюся на втором этаже двухэтажного дома. В квартире было все: мебель, посуда, одежда. Но Марецкие были по духу крестьянами, а тут, жизнь городская. Кроме этого, деду Виталию подсказали, что если «у Саветах радня» осталась, то их на Колыму вышлют, как родственников-невозвращенцев. Подумав, крестьянин решил возвращаться «домой».

Здравствуй, Родина

Тех, кто решил вернуться в Советский Союз, Американский Красный Крест снабдил одежной, продуктами в дорогу (дали рыбные и мясные консервы и сухое молоко в банках). Посадили всех с вещами в грузовики и повезли. Колона проехала Чехословакию, территорию Польши и вскоре оказалась в советской Украине, в местечке Рава-Русская, где располагался фильтрационно-пересыльный лагерь для граждан СССР.

Людей там было много. Колона по прибытию стала на разгрузку. Советские солдаты бесцеремонно отбирали чемоданы у приехавших. В итоге все остались без продуктов и без вещей.

Девчата молодые, заметив не добрые взгляды делящих трофеи солдат, призадумались. По дороге многие из них перезнакомились с водителями-поляками, служившими в американской армии. Знание языка и молодость сделали свое дело.

Эти девушки решили вернуться в Польшу. Советские офицеры нервно бегали, пытаясь уговорить молодежь выйти из машин, и продолжить путь на Родину, но бывшие узницы решили больше не испытывать судьбу.

Распределив «возвращенцев» по областям и районам, советские власти выдали приехавшим продукты. Восьми человекам досталась большая консервная банка, и несколько буханок хлеба. Крестьяне на радостях подумали, что это мясная тушёнка.

Виталий начал вскрывать банку, но из нее потекла вода. Оказалось, что в «цинках» был запечатан консервированный горошек. Вот так их встретила Родина. Вместо отобранной американской тушенки банка с горошком.
Далее была сверка списков, опросы и беседы с людьми в военной форме. Погрузив людей в товарные вагоны, заперев снаружи, отправили домой. Минск, Поставы. Далее крестьяне пешком дошли до деревни Рожки. За несколько лет на местах сгоревших домов выросли кусты. Но люди строились. Вырыв землянку, перекрыв потолок, застелив пол хвоей стали готовиться к зиме и мирной жизни.

Прошла неделя, и семью Марецких вызвали в деревню Лотва, в сельский совет. Там были все, кого судьба забросила в Германию. Люди шептались, женщины стояли с мокрыми глазами.

На улицу вышел председатель сельского совета с советскими офицерами и местными милиционерами. Построив людей, начальство снова сверило списки. Военные, вызывали по фамилиям в кабинет председателя и после продолжительной индивидуальной беседы всех «возвращенцев» поставили на специальный учёт.

Взрослых потом ещё несколько раз вызывали на «беседы», в Лотвянский сельский совет. Дед с бабушкой приходили с этих бесед расстроенные. Отец говорил, что жалели родители, что не остались в Польше. В 1949 году в деревне был организован колхоз «Верны шлях».

Лагерь вместо армии

В 1951 году моего отца призвали в советскую армию. Собрав в Лотвянском сельском совете, всех призывников привезли на телегах в Мядель, где молодежь подстригли и выдали обмундирование: фуфайки чёрного цвета, штаны, шапку и кирзовые ботинки. Да и место «службы» выглядело не обычно: бараки, окружённые колючей проволокой, и большой карьер, где словно муравьи, копошились сотни людей в таких же черных куртках. Командовали этими «призывниками» военные. До всех доводился план, в итоге «новобранцы» занялись добычей камня.

Территория карьера и лагеря охранялась вооружённой военной охраной и была окружена колючей проволокой. Выход с территории «части», переписка с родными были запрещены. Карьер, был большим, добыча проходила открытым способом: породу взрывали, а после «солдатики» разбивали камни.
Так прошло несколько месяцев. Среди людей в «чёрном» были и уголовники. Часто случались драки с ними. В лагере было две группировки: «цивильные» или «солдаты» и уголовники. Цивильных было больше, чем бандитов, но последние были наглее.

В начале 1952 года отец был сильно избит уголовниками. Тогда несколько человек пытались отобрать у него телогрейку. Друзья принесли Чеслава в барак, где он несколько дней отлёживался. Спустя пару недель, «цивильные» собрались, и дали отпор уголовникам. Зеки получили по полной, но сказали, что зачинщиков и организаторов со стороны «цивильных» они зарежут. В итоге слово своё они сдержали. Той же ночью, вместе с товарищами отец бежал.

Присягу не принимали, поэтому привлечь за дезертирство и побег из лагеря их по закону не могли. Вскоре Чеслав пришёл в домой. Мама, увидев сына, заплакала, отец был в недоумении. До сих пор не ясно, что же это была за каменоломня. Для чего там держали призывников? Люди поговаривали, что Берия создавал из «новобранцев» подразделения, не числящиеся в штате вооружённых сил. Так сказать, для особых целей.
Местные власти «репрессировать» беглецов не стали. Вскоре отца вновь вызвали в военкомат. Теперь была уже настоящая армия. Отец служил в береговой артиллерийской батарее тихоокеанского флота, расположенной на берегу Охотского моря.

Служил Чеслав Марецкий добросовестно. «Западника» даже приняли в комсомол (за это он, правда, потом от родителей получил нагоняй). Отслужив Чеслав, вернулся 1955 году на Родину.
Работал молотобойцем в кузнечной мастерской, линейным рабочим Поставского узла связи, слесарем авторемонтником в воинской части. На мой вопрос, как он смог попасть служить на «режимный» военный аэродром, отец ответил, что во всех документах писал, что во время Великой Отечественной войны, находился в своей деревне на временно оккупированной территории.


Про лагерь в Германии ни слова. После увольнения из советской армии в 1967-м, Чеслав Витальевич работал на рабочих должностях в различных белорусских предприятиях. За время работы награждался грамотами и медалями. В Поставах отец познакомился с моей матерью Верой Радишевской.
Лишь с крахом советской системы в 1991 г. отец, смог открыто, рассказывать о прошлом, и в том числе о том аду, который ему пришлось пережить в годы войны.
Дед Виталий Марецкий.jpg
Дед Виталий Марецкий.jpg (17.2 КБ) 994 просмотра
Дед Виталий Марецкий
Чеслав Марецкий 0.jpg
Чеслав Марецкий 0.jpg (16.36 КБ) 994 просмотра
Чеслав Марецкий
Чеслав Марецкий.jpg
Чеслав Марецкий.jpg (20.21 КБ) 994 просмотра
Чеслав Витальевич Марецкий

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 21:37

Marecki (5).jpg
Marecki (5).jpg (180.97 КБ) 970 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 21:40

Marecki (12).jpg
Marecki (12).jpg (161.79 КБ) 970 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 21:52

Марецкие Елена(Гэлька) и Чесь. 1945, Германия, Дармштадт/ Франкфурт на Майне. После освобождения из лагеря.
Marecki (8).jpg
Marecki (8).jpg (37.75 КБ) 969 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 21:52

Marecki .jpg
Marecki .jpg (718.63 КБ) 969 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 21:53

Marecki (15).jpg
Marecki (15).jpg (116.59 КБ) 969 просмотров
Marecki (16).jpg
Marecki (16).jpg (120.48 КБ) 969 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 21:57

Марецкий Чеслав,Германия, 1945
Marecki (11).jpg
Marecki (11).jpg (36.75 КБ) 968 просмотров
Марецкая Елена. Германия, 1945
Marecki (6).jpg
Marecki (6).jpg (20.75 КБ) 968 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 22:03

Марецкие Витольд и Анна. Фото сыну Чеславу в армию.
Рож Марецкие.jpg
Рож Марецкие.jpg (60.32 КБ) 968 просмотров
Марецуий Чеслав армии.
Дальний Восток,Марецкий Чеслав В..jpg
Дальний Восток,Марецкий Чеслав В..jpg (41.29 КБ) 968 просмотров
фотоальбом Марецких536.jpg
фотоальбом Марецких536.jpg (41.18 КБ) 968 просмотров
фотоальбом Марецких539.jpg
фотоальбом Марецких539.jpg (27.39 КБ) 968 просмотров
[attachment=0]Дальний Восток.Марецкий Чеслав Витальевич.jpg[/attachme
Вложения
Дальний Восток.Марецкий Чеслав Витальевич.jpg
Дальний Восток.Марецкий Чеслав Витальевич.jpg (21.78 КБ) 968 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 22:05

Дальний Восток,Марецкий Чеслав.jpg
Дальний Восток,Марецкий Чеслав.jpg (37.47 КБ) 967 просмотров
Дальний Восток,Марецкий Чеслав Витальевич.jpg
Дальний Восток,Марецкий Чеслав Витальевич.jpg (25.23 КБ) 967 просмотров

Аватара пользователя
Pawel Marecki
Сообщения: 60
Зарегистрирован: 28 фев 2017, 22:51
Откуда: д. Рожки Поставского повета

Re: Марецкий Павел Чеславович. Деревня Рожки, Виленское воеводства, повет Поставский, гмина Груздова

Сообщение Pawel Marecki » 25 мар 2017, 22:06

Фото после побега с каменоломни
Рожки Чесь Марецкий после побега 1952.jpg
Рожки Чесь Марецкий после побега 1952.jpg (16.86 КБ) 967 просмотров

Ответить

Вернуться в «Марецкие-Мерецкие (Дзержинск-Рожки)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей